Миф о Великом потопе. Часть 3. Шумерские и вавилонские прототипы

Миф о Великом потопе. Часть 3. Шумерские и вавилонские прототипы

Порой мы пытаемся искать в древних текстах реалистичные истории, т.е. фактологию, и огорчаемся, обнаружив там искаженные или даже полностью вымышленные сюжеты. В этом отличие наших современников от людей древности, для которых историческое исследование и изложение достоверных фактов о событиях прошлого показалось бы бессмысленным и неинтересным.

В древности реальность постигалась исключительно через призму мифа (греч. μυϑοϛ — предание, сказание), а других «форм» в то время просто не было.

Жанр исторического повествования появился в истории человеческой культуры довольно поздно.

Первым отвергнувшим «мифологичность» богов стал Ксенофан (565-470 до н.э.). На рубеже V-IV вв. до н.э. произошёл коренной поворот во взглядах древних на историографию. Во имя исторической правды греческий историк Фукидид решительно отверг все мифическое и сказочное, чему отводилось значительное место в сочинениях первых греческих прозаиков-логографов и «отца истории» Геродота (485-425 гг. до н. э.).

Противопоставленный как логосу, так и истории, μυϑοϛ стал обозначать «то, чего не существует в действительности». В мифе начали видеть обман или в лучшем случае аллегорию.

Миф о Великом потопе. Часть 3. Шумерские и вавилонские прототипы
Якоб ван Оост. Юпитер и Меркурий в доме Филемона и Бавкиды, XVII в.

Отметим, что к этому судьбоносному моменту было уже написано абсолютное большинство ветхозаветных книг.

Отраженные в Ветхом Завете события позже VIII в. до н.э., по всей видимости, можно исследовать научными методами (например, гибель царя Иосии или водопровод царя Езекии). А сюжеты, относящиеся к 1000 г. до н.э. и более древние, как рассказы про Исход и Авраама, можно воспринимать как эпические повествования, «саги» и легенды, написанные задним числом.

Переход от одной парадигмы к другой не происходит в один момент. Наиболее ранние книги Ветхого Завета могут содержать какое-то историческое зерно. Точно также, как энциклопедии Нового времени, к сожалению, включали вымышленные рассказы о львах и ежах. В обоих случаях книги не соответствовали критериям научного познания.

Книги Бытия и Исхода написаны спустя 800-1000 лет после предполагаемых событий, они содержат множество анахронизмов и легендарных преувеличений.

Миф о Великом потопе. Часть 3. Шумерские и вавилонские прототипы
Меризи да Караваджо.»Жертвоприношение Авраама» (1594-1596)

Декан факультета археологии при Тель-Авивском университете Израэль Финкельштейн полагает, что

«содержащаяся в Библии историческая сага — от встречи Авраама с Богом и его путешествия в Ханаан, до избавления Моисеем детей Израиля от рабства, до расцвета и падения царств Израиля и Иудеи — была не чудесным откровением, а блестящим продуктом человеческого воображения».

На территориях Палестины, Египта и где бы то ни было рядом нет никаких весомых доказательств существования патриархов, великого царства Израиль, масштабного Исхода из Египта, завоевания «земли обетованной» и т. д.

Миф о Великом потопе. Часть 3. Шумерские и вавилонские прототипы

Библейские сказания про первых людей, убийство Авеля и Потоп — это типичные ближневосточные мифы.

Миф о Великом потопе. Часть 3. Шумерские и вавилонские прототипы

Мифы повествуют о деяниях Бога или богов, а легенды рассказывают о людях, которые теоретически могут быть историческими персонажами.

Время написания более поздних частей Библии, таких как книга Судей или 4-я книга Царств, намного ближе к описанным событиям.

Одна из поздних книг Ветхого Завета, написанная Аггеем, в этом смысле выглядит совершенно необычно.

Здесь очень аккуратно указано время, в которое она была написана. Автор точно указывает на время, когда к нему пришло откровение от Господа. Так, например, в стихе, открывающем книгу: «Во второй год царя Дария, в шестой месяц, в первый день месяца, было слово Господне через Аггея пророка к Зоровавелю, сыну Салафиилеву, правителю Иудеи, и к Иисусу, сыну Иоседекову, великому иерею» (1.1). Итак, события происходят в середине августа, в 520 г. до н.э., во времена правления Дария, царя Персии. Автор еще более точно определил контекст ситуации, упомянув Зоровавеля и Иисуса, две ключевые фигуры в Книге Ездры» (Барт Эрман).

Таким образом, в библейских книгах количество «исторических зерен» постоянно увеличивалось. Но это не значит, что в какой-то момент библейские книги стали учебниками по истории Древнего Востока или из них исчезли мифологемы.

Важно понимать, что библейские книги написаны разными людьми, они имеют несколько слоев преданий, в которых события излагаются, например, в формате прозы, а следом — как поэтическое переосмысление происшедшего. Например, соседние главы Книги Судей изложена то в прозе (4:19-21), то на язык поэзии (5:24-27).

При этом некоторые поздние книги Ветхого Завета представляют собой притчи, вообще не имеющие никакого отношения к историческим событиям. Таковыми являются книги Ионы и Иова.

Как же быть?

«Может ли христианское провозвестие требовать сегодня от человека принятия мифической картины мира как истинной? Это бессмысленно и невозможно. Бессмысленно, ибо сама по себе мифическая картина мира не содержит ничего специфически христианского; просто это картина мира прошлого, еще не сформированная научным мышлением. Невозможно, ибо картину мира нельзя усвоить простым усилием воли: она задана человеку вместе с его исторической ситуацией» (Бультман Р. Новый Завет и мифология).

Таким образом, нет смысла воспринимать книгу Бытия как учебник истории или пособие для изучения антропогенеза: такого жанра в древности просто не существовало.

Но мы можем получить много пользы, если будем воспринимать сюжеты книги Бытия как мифы.

Анахронизмы, внутренние несоответствия и повторы — наглядно показывают, что сюжеты патриархальной истории не имеют ничего общего с реалиями XVIII в. до н.э. Однако, возможно, повествование не следует рассматривать как точные исторические хроники. На самом деле гораздо убедительнее библейские сюжеты звучат тогда, когда мы воспринимаем их в качестве легенд… Никто не должен считать, что эти рассказы «лишь» миф. Они должны почитаться как мифы, потому что мифы, прочитанные как мифы, а не научные или исторические заметки, могут преподать поучительные уроки (Барт Эрман).

«Когда метафорическое понимают как фактическое, в такую историю трудно поверить. Но когда метафорическое повествование понимают метафорически, оно может передавать истину, обладающую силой и бросающую нам вызов» (Маркус Борг).

Мифы о потопе у народов мира

Для начала задумаемся, насколько библейской потоп похож на наводнения, упоминаемые в преданиях народов мира.

Диктор Радио «Вера» заявляет:

«Был ли потоп всемирным, сказать сложно, но похожие легенды можно услышать у народов древней Индии, Ирана, у древних греков и далее – в Китае, Лаосе, на острове Фиджи и даже у североамериканских индейцев. Так что выводы делайте сами».

Чтобы делать выводы, необходимо обладать полнотой информации.

Ученые насчитывают более 250 народных сказаний о большом наводнении.

Важно понимать, что народы Африки практически не имеют сказаний о потопе. Нет их и у финно-угорских народов. У древних славян также не было таких сказаний. Отсутствуют сказания о потопе и у большей части народов, населяющих Западную и Центральную Сибирь, а также Центральную Азию.

Кстати, в мифологии североамериканских индейцев можно усмотреть влияние Библии и ее версии потопа, так же как и в рассказах о потопе, бытующих среди жителей Океании.

Можно сделать вывод, что в истории человечества глобального Потопа не было.

Многочисленные предания о глобальном потопе, включая шумерское и библейское, являются отголосками исключительно локальных наводнений, которые пережило человечество за последние тысячи лет.

При этом библейское  сказание  о  потопе находится  в  самой  тесной связи  с  литературными  памятниками  Древнего  Междуречья. По словам одного из ведущих шумерологов мира С.Н. Крамера,

месопотамский  миф  о  потопе  является самой  близкой  и  разительной  параллелью  с  библейским  текстом во  всей  клинописной  литературе.

Библейские редакции текста

Прежде, чем говорить о мифах Месопотамии, следует обсудить степень единства библейского текста о потопе.

Поддерживающие т.н. «документальную гипотезу» библеисты уверены, что

Пятикнижие состоит из нескольких слоёв, написанных в разное время разными авторами (или коллективами авторов), которые затем были объединены в ныне существующий вид позднейшими редакторами.

В качестве церковной параллели стоит упомянуть «Диатессарон» Татиана, который из текстов четырех евангелий составил единое повествование.

Миф о Великом потопе. Часть 3. Шумерские и вавилонские прототипы
Фрагмент греч. перевода «Диатессарона» (III в.), содержащий Мф 27. 56, и параллельные места из др. Евангелий. Нью Хавен, Йельский ун-т. Источник: https://www.pravenc.ru/text/161701.html

«Диатессарон» был воспринят в сирийских христианских общинах и долгое время использовался в качестве богослужебного текста.

Но вернемся к Пятикнижию. Согласно «документальной гипотезе»,

библейский рассказ о Потопе как и вообще всё Пятикнижие, сформировался в результате объединения четырёх первоначально независимых литературных источников (документов): Яхвист, Элогист, Жреческий кодекс  и Второзаконие.

В различных частях Пятикнижия последовательно используется разные термины для некоторых названий, имен и общих понятий, причем если история повторяется дважды, то в первом варианте используется один набор терминов, а во втором варианте — другой набор. При этом разным именам Бога (Яхве или Элохим) соответствуют разные варианты сказаний.

Например,

«элогвистическое предание употребляет название Хорив вместо Синай, амориты вместо хананеи. Имя Божие Элогим оно предпочитает имени Яхве».

Яхвист отличается своим антропоморфным восприятием Бога (как в историях о саде Эдема и Потопе). У Элохиста Бог общается с людьми через пророков и сновидения.

В отличие от Яхвиста, Элохист был записан и основан на традиции северной части Израиля, которую иногда называют Эфраим (Ефрем) по имени одного из наиболее влиятельных колен.

Было замечено множество повторений. В рассказах Пятикнижия имеется около 25 случаев, когда история рассказывается в двух и более версиях.

Библейский рассказ о потопе включает материал двух из этих четырех источников.

«В  Библии  мы  встречаемся  не  с  одним  рассказом  о  потопе,  а  с  двумя  рассказами,  соединенными  в  одно  повествование.  Согласно  Быт.  7:4, 12,  17,  потоп  продолжался  40  дней,  в  то  время  как  по  Быт.  7:24; 8:3  –  150  дней.  Быт.  7:12  и  8:2  говорит  о  великом  дожде,  вызвавшем  великое  наводнение,  а  Быт.  7:11  и  8:2  –  о  том,  что  разверзлись  источники  великой  бездны  и  открылись  источники  бездны. Кроме  этого,  все  различия  сопровождаются  и  соответствующей  сменой  имени  Бога» (Доминик Кроссан).

Именно этим объясняется, к примеру, разное число животных в традиции Яхвиста и в Жреческом кодексе:

— «ты войдешь в ковчег — с сыновьями, женой и женами сыновей — и возьмешь с собой по паре из всех живых существ, самца и самку, чтобы и они вместе с тобой уцелели» (Быт 6.18-19);

— «войди в ковчег и возьми с собой семью… Возьми с собой по семь пар, самцов и самок, от всех видов чистых животных, и по паре, самца и самку, от всех видов нечистых животных, и по семь пар, самцов и самок, от всех видов птиц небесных. Пусть сохранится на земле их род» (Быт 7.1-3).

По мнению библеиста Барта Эрмана,

«редактор переплел сюжеты двух разных источников так, что несколько стихов принадлежат, скажем, Яхвисту, а другие — Жреческому кодексу и т. д. Так, например, в рассказе о Потопе в Бытии: Яхвист — 6: 5—8, Жреческий кодекс — 6: 9—22, Яхвист — 7: 1—5, Жреческий кодекс — 7: 6—16, Яхвист — 7: 16—23, Жреческий кодекс — 7: 24—8: 5».

Другой выдающийся современный библеист Доминик Кроссан подчеркивает, как каждая из этих традиций объясняет действия Бога.

Яхвист высказывается несколько абстрактно: людские помышления были дурными.

«И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время» (Быт 6.5).

Священническая традиция дает более конкретную информацию: не просто «растление», а «злодеяния», насилие:

«Но земля растлилась пред лицом Божиим, и наполнилась земля злодеяниями. И воззрел Бог на землю, и вот, она растленна, ибо всякая плоть извратила путь свой на земле. И сказал Бог Ною: конец всякой плоти пришел пред лице Мое, ибо земля наполнилась от них злодеяниями; и вот, Я истреблю их с земли» (Быт 6.11–13)

Согласно Жреческому кодексу, беда не только в том, что «всякая плоть» склонилась к насилию, но и в том, что оскверненной стала Земля, как и после пролитой крови Авеля. Вместе с людьми должны погибнуть и наземные животные, а также птицы.

Жреческий кодекс видит божество далеким и недостижимым, он не общается с людьми напрямую, а лишь через ангелов или сны.

Важно задуматься и о датировках источников Пятикнижия.

Яхвист относится к самыми древним источникам Пятикнижия (возможно, X в. до н. э., но чаще всего его датируют VII в. до н.э.), а Жреческий кодекс является самым поздним источником, написанным уже во время или после Вавилонского Плена (VI в. до н.э. или даже 500 г. до н.э).

Специалисты убеждены, что именно шумерское  повествование  о  потопе  является древнейшим памятником  сказаний древних  народов. Этот  шумерский  текст  послужил первоисточником  для  двух  других  вавилонских  сказаний  о  потопе  и  параллелью  к  библейскому  повествованию о потопе.

По всей видимости, священники времен Плена, пребывая в Вавилоне, могли ознакомиться с вавилонскими редакциями мифа о потопе. Используя готовый образец, они могли отформатировать его для своих целей и создать назидательный рассказ для читателей Библии (священническая традиция).

С другой стороны, исследователи отмечают, что в рассказе о Потопе и Яхвист многое заимствует из вавилонского сказания о Гильгамеше, где в роли Ноя выступает царь Утнапишти. Любопытно, что

фрагмент эпоса о Гильгамеше, относящийся к 1300-м годам до н.э. нашли в Мегиддо (север Израиля).

Таким образом, если признать, что шумерский миф о потопе в Двуречье является изначальным, можно проследить, как его последующие редакции повлияли на оформление библейского рассказа про Потоп в традиции Яхвиста и Жреческом кодексе.

Шумеролог Сэмюэл Крамер очень подробно описывает этот процесс.

Шумерский миф о потопе мог заимствоваться окружающими народами в качестве обучающей литературы: «шумерская литература оставила неизгладимый след в литературе всего Ближнего Востока. Практически все народы Западной Азии – аккадцы, ассирийцы, вавилоняне, хетты, урарты, ханаанеи и эламиты заимствовали клинопись, чтобы вести собственные записи и документы.

Усвоение и адаптация этой системы письма, разработанной шумерами для записи своего языка, требовали пристального изучения шумерского языка и литературы. С этой целью опытные учителя и писари были привезены из Шумера в школы соседних стран, тогда как свои писари отправлялись в Шумер за специальными наставлениями в наиболее известных академиях.

Результатом стало широкое распространение шумерской культуры и литературы. Идеи и идеалы шумеров – их космология, теология, этика, система образования – были усвоены в большей или меньшей степени всеми народами Древнего Ближнего Востока. Это относится и к шумерским литературным формам и темам – сюжетам, мотивам, стилистическим приемам и эстетическим методам. И евреи Палестины, страны, где создавались, редактировались и формировались книги Библии, не были исключением».

При этом библейское повествование не могло повлиять на месопотамский миф. «Самые ранние части Библии не древнее 1000 г. до н. э., тогда как большая часть шумерских литературных произведений была написана около 2000 г. до н. э. или немного позже».

Миф о Великом потопе. Часть 3. Шумерские и вавилонские прототипы
Глиняная табличка из Шуруппака, ок. 2600 г. до н. э.

Сэмюэл Крамер отмечает, что

«нет речи о каких-либо современных заимствованиях из шумерских литературных источников.

Шумерское влияние вторглось в Библию через ханаанскую, хуриттскую, хеттскую и аккадскую литературы, особенно последнюю, поскольку, как известно, во 2-м тысячелетии до н. э. аккадский язык повсеместно бытовал в Палестине и ее окрестностях в качестве языка практически всех образованных людей. Поэтому произведения аккадской литературы должны были хорошо знать литераторы Палестины, в том числе евреи, а многие из этих произведений имеют свой шумерский прототип, видоизмененный и трансформированный с течением времени».

Эволюция месопотамского мифа о потопе

«История древней Месопотамии довольно четко делится на три больших этапа, каждый из них длился примерно по тысячелетию. В третьем тысячелетии господствующим языком был шумерский, и цивилизация развивалась, в основном, на юге страны, который так и назывался — Шумер. Во втором тысячелетии шумерский язык сменился относящимся к семитской группе аккадским, поскольку в политической жизни стали доминировать семиты, выходцы из северной части страны, называвшейся Аккадом. С XVIII в. до н. э. столицей страны стал Вавилон, который примерно до X в. до н. э. сохранял политическую инициативу. Но с началом I тысячелетия до н. э. инициатива перешла к Ассирии, которая становится первой в истории империей и существует до конца VII в. до н.э. В Ассирии люди сперва говорят по-аккадски, а где-то с IX века уже переходят на арамейский» (Владимир Емельянов).

Шумерское предание

Шумерский  текст о Потопе,  относящийся  к  III-му  тысячелетию до н.э.,  дошел до  нас  в  сильно  поврежденном  виде.  Рассказ  о  потопе  в  нем  предваряется  упоминанием  о  начальной  истории  человечества.

Крамер поясняет:

«В четырех углах земли помещались намлулу; это сложное шумерское слово, состоящее из удвоенного лу, «человек», и частицы нам, употребляемой для образования абстрактных существительных; таким образом, оно по способу образования соответствует слову «человечество».

Шумеры – «черноголовые», как они сами себя называли, составляли только часть этого человечества, но, несомненно, очень важную часть. Столь важную, что хотя бы однажды с «черноголовыми» отождествлено, похоже, человечество в целом. Несомненно, шумеры считали себя чем-то вроде «избранного народа», «соли земли».

Так, существует фрагмент из первой части древнейшего мифа о потопе, в котором сказано:

После того как Ан, Энки и Нинхурсаг

Создали черноголовых людей,

Растительность пышно расцвела на земле,

Животным, четвероногим (существам) равнин было искусно дано существование.

Здесь «черноголовые» как бы противопоставлены растениям и животным, как если бы шумеры — это человечество в целом.

Когда потоп пришел «разрушить семя человечества», именно шумерский царь Зиусудра из Шуруппака был спасен богами как «хранитель имен растений и семени человечества».

Божественный  голос  возвещает  Зиусудре о  решении  богов сотворить  потоп. Зиусудра  построил  огромный  корабль,  на котором  спасается  сам  и  спасает  растения.  Потоп  бушевал  семь дней  и  ночей,  после  чего  вышел  Уту.  Спасшийся  царь  простерся перед  Уту,  убил  для  него  быка  и  зарезал  овцу.  В  итоге  Ан  и  Энлиль  даровали  Зиусудре  жизнь  и  вечное  дыхание,  подобно  богу  и поместили  его  в  страну  Дильмун,  где  восходит  солнце.

Стоит  заметить,  что  в  шумерском  варианте  мифа  о  потопе  Зиусудра  представляется  как  благочестивый  человек,  в  то  время  как  в  аналогичном  вавилонском  мифе  Утнапишти  не  характеризуется  подобным образом.

«Шумерский Ной» был смуглым человеком невысокого роста, с прямым носом. Он тщательно сбривал волосы и бороду, пользовался парфюмерией и косметикой, носил юбку и металлические обручи на руках и ногах.

В очень жаркую погоду он мог появляться на люди в одной только повязке, а нередко и полностью обнаженным. Он пил финиковое пиво.

У него не было никакого выражения национального превосходства, никаких вообще отношений по национальному признаку.

В шумерском мифе затем  следует  перечисление  допотопных  городов  и  их  царей,  перекликаясь  с  шумерским  «Царским списком»,  где  говорится  о  весьма  необычайно  длинном  царствовании  в  этот  период  времени  до  потопа, что напоминает нам библейских ветхозаветных патриархов.

Сказание  о  потопе из  шумерской  мифологии  и  литературы  попало в  аккадскую, где впоследствии возникли две  вавилонские  версии.  Это  сказание  об  Атрахасисе («Когда  боги,  подобно  людям…»)  и  эпос о Гильгамеше (таблица XI эпоса).

Сказание  об  Атрахасисе 

Сказание  об  Атрахасисе,  или  «Когда  боги,  подобно  людям…», датируемое  старовавилонским  периодом,  также  начинается  с  рассказа  о  начале  человеческой  истории,  ознаменованной  бедствиями людей.  Потоп  в  этом  сказании  стоит  в  ряду  тех  несчастий,  которые  постигают  человечество  по  воле  богов.  Недовольство  богов проистекало  оттого,  что  шум  людей  мешал  отдыху  богов.  Если учесть, что «шум» мог возникнуть вследствие злодеяний, то эпическое обоснование потопа немногим отличается от библейского.

Кровь Авеля вопиет от земли (4:10) и велик вопль Содомский и Гоморрский (Быт. 18:20).

Шум мог быть произведен либо многочисленными обращениями к богам с просьбой откликнуться на злодеяния и кровопролитие, либо криками жертв, в отчаянии взывающих о помощи.

В таком случае потоп насылается не потому, что от людей слишком много «шума», а потому, что от них слишком много насилия.

Спасение  от  мора,  болезни,  чумы  и  язвы  пришло  благодаря  Атрахасису, человеку,  который  имел  общение  с  богом  Энки.

Некто,  мудрейший  из  всех,  Атрахасис  –

Наставлял  Атрахасиса  Энки-владыка,  —

Он  говорил  со  своим  богом,

И бог  давал  ему  наставленья…

Бог  Энки  выдает  Атрахасису  коварный  замысел  других  богов  и  повелевает  построить  корабль,  взять  зерно,  имущество,  жену,  семью,  родню,  рабочих,  тварей  степных,  травоядных  и  диких:

Разрушь свой дом, корабль выстрой!

Презри богатство, спасай душу!

После  всех  приготовлений  начался  ураган  и  поднялась  вода.  Потоп,  приведя  богов  в  ужас  и раскаяние,  бушевал  семь  дней  и  ночей.  Спасшийся  Атрахасис принес  жертву,  поставил  воскуренье.  Почуяв  благовонный  запах, боги  слетелись  к  приношению  словно  мухи.

Эпос о Гильгамеше

Наиболее  полный  и  развернутый  вид  сказание  о  потопе  приобретает  в  знаменитом  вавилонском  эпосе  о  Гильгамеше.

Здесь  рассказывается  о  приключениях  царя  Урука  Гильгамеша.  В  центре  повествования  находится  история  поиска  тайны  бессмертия.  Увидев  смерть  своего друга  Энкиду,  Гильгамеш  отправляется  к  Утнапишти,  которому боги  даровали  вечную  жизнь,  чтобы  узнать  у  него  рецепт  бессмертия.  Утнапишти  рассказывает  Гильгамешу  историю  потопа,  после которого  боги  почтили  его  даром  бессмертия.

Боги  решили  устроить  потоп.

Утнапишти ему вещает, Гильгамешу:
«Я открою, Гильгамеш, сокровенное слово
И тайну богов тебе расскажу я.
Шуруппак, город, который ты знаешь,
Что лежит на бреге Евфрата, —
Этот город древен, близки к нему боги.
Богов великих потоп устроить склонило их сердце»
(Эпос о Гильгамеше).

Однако  светлоокий  Энки  выдал  решение  богов  жителю Шуриппака  Утнапишти.

Бог Энки повелел

«принести на борт семена всего живого, в лодку, которую он должен построить».

Следуя указаниям Энки, Утнапишти начал постройку судна.

В пятеро  суток  заложил  я  кузов:

Треть  десятины  площадь,  борт  сто  двадцать  локтей  высотою,

По сто  двадцать  локтей  края  его  верха.

Заложил  я  обводы,  чертеж  начертил  я:

Шесть  в  корабле  заложил  я  палуб,

На  семь  частей  его  разделивши  ими,

Его  дно  разделил  на  девять  отсеков…

Нагрузил  его  всем,  что  имел  я,

Нагрузил  его  всем,  что  имел  серебра  я,

Нагрузил  его  всем,  что  имел  я  злата,

Нагрузил  его  всем,  что  имел  живой  я  твари,

Поднял  на  корабль  всю  семью  и  род  мой,

Скот  степной  и  зверье,  всех  мастеров  я  поднял.

Строительство ковчега заканчивается через семь дней, и Утнапиштим дает своим работникам столько вина, будто проливается дождь, чтобы они могли отпраздновать это событие не хуже, чем Новый год.

Вдруг с  основания  небес  встала  черная  туча,  и  начался  потоп,  испугавший  самих  богов  и  заставивший их  плакать.  После  шести  дней  и  семи  ночей  потоп  прекратился. Успокоилось море, утих ураган – потоп прекратился.

Я открыл  отдушину  –  свет  упал  на  лицо  мне,

Я взглянул  на  море  –  тишь  настала,

И все человечество  стало  глиной…

У горы  Ницир  корабль  остановился.

Гора  Ницир  корабль  удержала,  не  дает  качаться.

На  седьмой  день  Утнапишти  поочередно  выпустил  голубя, ласточку  и  ворона, чтобы определить, когда можно будет выйти из ковчега.

Затем были принесены жертвы, весьма обрадовавшие богов, так как во время наводнения они были лишены пищи (жертвоприношений).

Энлиль  смилостивился  над  человеком  и  благословил его.

Доселе  Утнапишти  был  человеком,

Отныне  ж Утнапишти  нам,  богам,  подобен,

Пусть  живет  Утнапишти  при  устье  рек,  в  отдаленье.

Анализ совпадений

Сравнивая приведенный выше краткий пересказ с библейским рассказом о потопе, можно заметить ряд совпадений и отличий.

Не вызывает сомнений, что и в древних ближневосточных сказаниях, и в Книге Бытие говорится об одном и том же наводнении.

Этим объясняются совпадения. А различия обусловлены тем, что каждая культура рассматривала потоп через призму своей собственной теологии и мировоззрения.

Шумерская версия Сказание об Атрахасисе Эпос о Гильгамеше Библия
Решение богов сотворить потоп Решение богов сотворить потоп Решение богов сотворить потоп Решение Бога уничтожить все живое
Энки желает спасти Зиусидру Энки желает спасти Атрахасиса Энки желает спасти Утнапишти Бог желает спасти Ноя
Зиусидра — набожный и богобоязненный царь Атрахасис мудр Утнапишти никак не характеризуется Ной праведен и непорочен
Мотив потопа не ясен Мотив потопа не внятен. Непочитание богов? Мотив потопа отсутствует Причина потопа — нечестие людей
Построение корабля Корабль строится по чертежу Дается точное описание корабля Дается точное описание корабля
Потоп Потоп, ураган, ливень Дождь, буря, ураган Наводнение, дождь
Потоп продолжается 7 дней и 7 ночей Потоп продолжается 7 дней и 7 ночей Потоп продолжается 6 дней и 7 ночей Потоп продолжается 40 дней и 40 ночей или год
Потоп пугает и ужасает богов Потоп пугает и ужасает богов
Корабль останавливается у горы Корабль останавливается у горы Корабль останавливается у горы Корабль останавливается у горы
Дана точная датировка события с указанием дня месяца
Из корабля выпускается голубь, ласточка и ворон Из корабля выпускается ворон и трижды — голубь
Спасены семена всех растений и семя человеческого рода Спасены родственники, рабочие, животные и птицы Спасены родственники, рабочие, животные и птицы Спасены родственники, животные и птицы
Спасенный приносит в жертву быка и овцу Приносится жертва, воскурение, к которому боги слетаются, как мухи Приносится жертва, воскурение, к которому боги слетаются, как мухи В жертву приносятся скот и птицы. Бог обонял благоухание
Зиусидре даруется бессмертие, он переселяется на Дильмун Утнапишти даруется бессмертие, он уподобляется богам Бог заключает завет со всем человечествов и живыми существами, запрещая человекоубийство, поскольку человек создан по образу Божию

Заключая  завет  с  Ноем,  Бог  дает  знамение  того,  что  в  будущем  потоп  не  повторится.  Этим  знамением  является  радуга  на  небе.

Еврейское  слово  qesheth/радуга,  использованное  в  Быт 9.13, означает  также  боевой  лук.  Исходя  из  такого  значения  данного еврейского  слова,  знамение  Бога  можно  истолковать  в  том  смысле,  что  Бог  в  знак  примирения  отлагает  свой  боевой  лук.

Однако,  в поэме  «Энума  Элиш»  лук  –  это  оружие  бога  Мардука,  убивающего  хаотическую  власть  воды,  Тиамат.  Лук,  повешенный  Богом  на небе, в этом смысле является напоминанием о божественной власти, господстве, а также о божественном миролюбии.

Почему Арарат?

После того, как в 677 г. до н. э. иудейские цари становятся вассалами и данниками ассирийского царя Асархаддона, в Ассирию регулярно посылаются и возвращаются обратно посольства иудеев, эти последние стали знакомиться не только с военной мощью Ассирии, но и с ее культурой, языком и повседневной жизнью. В это время иудеи и узнают о существовании царства Урарту-Арарат, тогда и появляются во второй библейской версии легенды о потопе “горы Араратские”, к которым пристал Ноев ковчег.

Почему же именно к ним?

Чтобы понять это, обратимся снова к героям других легенд о потопе.

Все они, как и Ной, высаживались из своего ковчега на какой-нибудь горе, торчавшей из залитой потопом земли: шумерский Ной — Утнапиштим пристал к горе Нисир, которая находится в горах Загроса, отделяющих Месопотамию от Ирана (теперь она называется Зердкух, и высота ее — 4548 м); аккадский Ной — Атрахасис пристал к горе Риса, в горах Курдистана (северная Месопотамия, теперь она называется Джило, и высота ее 4168 м); а герой поздневавилонской версии — Зиусудра пристал к горе Халди-ха, в Коридейских горах Армении. Халди-ха — это Обитель Халди, которая и есть Арарат, а Коридейские горы — Армянское нагорье. Высота Арарата — 5165 м. Нетрудно заметить закономерность — древнейшие версии легенды соответствуют более низким горам, но, в то же время, каждая такая гора — самая высокая из всех, известных в эпоху появления легенды.

Авторы второй библейской версии легенды ничего не знали о горе Халди-ха, но они знали от ассирийцев, что в далекой стране Арарат-Урарту есть горы, превосходящие своей высотой всё известное, и, значит, именно к этим Урартским-Араратским горам и должен был пристать Ноев ковчег. О какой-то конкретной горе речь не шла — просто Араратские горы».

Подведем итоги

Библия не является научной книгой. В ней представлен примитивный взгляд на историю человечества и мироздание.

Ученые пришли к выводу, что библейские сюжеты следует рассматривать не как историческое описание реальных событий, но как мифы о Боге и легенды о предках, которые помогали израильтянам лучше понять, кто они, откуда появились и как возник мир (Барт Эрман).

Анализ мифов народов мира показывает, что во многих частях мира отсутствуют мифы о потопе. Это важный довод против версии о потопе всемирного масштаба. При этом мифы Месопотамии не только имеют максимальное количество параллелей с библейским рассказом о Потопе, но и являются его первоисточниками.

Можно предположить, что Гильгамеш был реальным историческим лицом и около 2700 года до н. э. он был жрецом и царем города Урука, первого известного крупного города в человеческой истории, который в Быт 10.10 носит название Эрех. Гильгамеш строил его десятикилометровые стены, водил воинов в битвы и освободил от подчинения северошумерскому городу Кишу.

Впоследствии, когда вымысел заслонил историческую фактуру, Гильгамеш стал божественным супергероем месопотамских преданий и главным действующим лицом первого великого эпоса всемирной литературы.

Аллювиальные почвы Шумера стали рассадником, откуда легенды о Гильгамеше распространились по всему «плодородному полумесяцу», от устных версий к письменным, от месопотамской равнины к Анатолийскому плоскогорью и Средиземному морю; от Шумера и Аккада к Вавилонии и Ассирии, в Угарит и Израиль.

При этом шумерский миф эволюционировал. Он был переведен на аккадский язык, который понимали окружающие народы.

Культурное преемство между Шумером и Книгой Бытия нигде не заметно в такой степени, как в рассказе Быт 6–9 о потопе.

Вероятнее всего, сначала иудеи изучали вавилонский миф о потопе на севере Израиля, а впоследствии они ознакомились с этим мифом непосредственно в Вавилоне во время Великого плена. Впоследствии, в Библию попали уже переработанные версии шумеро-вавилонских мифов о Потопе.

Библеисты полагают, что библейский рассказ о Потопе не является цельным произведением, но имеет два слоя преданий, именуемых в «документальной гипотезе» Яхвистом и Жреческим кодексом.

Жреческий кодекс и Яхвист имеют неоспоримые сходства с месопотамскими мифами, существовавшими задолго до появления источников, на которые опирается повествование Бытия.

Современные шумерологи, такие как Сэмюел Ной Крамер (1897–1990), уверены, что библейский рассказ является переформатированным месопотамским мифом, а не параллельным преданием, бытовавшим у древних евреев независимо от мифов шумеров и вавилонян:

«в период вавилонского пленения (VI в. до н. э.) в текст Торы попало множество мифов шумеро-вавилонского происхождения… Обращаясь к тексту Священного Писания, мы читаем истории об Эдеме, о грехопадении и потопе, не подозревая об их шумерском происхождении… в Библии использованы переработки нескольких шумерских мифов» (Емельянов В.В.).

В Южном Двуречье Тигр и Евфрат резко сближаются, а в древности они текли почти параллельно друг другу, на близком расстоянии. Гладкая поверхность равнины была причиной того, что Евфрат и его рукава, а в самых низовьях и Тигр при своих разливах часто меняли направление, затопляя огромные пространства и оставляя другие места без воды. Наводнение начинается в Двуречье весной (март-апрель), когда в горах Армении тает снег и обильно идут дожди. Первым разливается Тигр, на две недели позже — Евфрат.

По всей видимости, шумерский миф имел своим источником предания о сильном наводнении, которое разрушило несколько городов в Нижней Месопотамии примерно в 3200 г. до н.э.

Никаких сведений о Зиусудре в источниках старошумерского времени не обнаружено, и есть все основания считать эту фигуру вымышленной. Предполагая вымышленность образа Зиусудры, мы ни в коем случае не хотим подвергнуть сомнению сам факт потопа, произошедшего в Шуруппаке. Из описания, данного во всех трех клинописных версиях мифа о потопе, можно понять, что под потопом здесь понимался сильный дождь, сопровождавшийся разливом каналов, ураганным ветром и поднятием уровня воды в реке Евфрат.

Таким образом, библейский рассказ о Потопе является поздней формой трансфрмации исходного шумерского мифа, который несет в себе историческое зерно относительно сильного наводнения, но в конкретных подробностях представляющий собой вымыслы.

Смена названия горы, к которой причалил ковчег по окончании потопа, также указывает на эволюцию мифа в ассирийской и иудейской среде.

Полагаю, что современные читатели Св. Писания с трудом смогут представить себе шумерского прототипа библейского Ноя. Никто из них не предполагает, что Ной мог быть смуглым и бритым торговцем, подкрашивать глаза, носить юбку и пить пиво. В отличие от современных патриотов-традиционалистов, шумерский Ной не был националистом. Эволюция мифа предполагает и эволюцию нравов, а также представлений, как должен выглядеть и вести себя человек в конкретном обществе.

Рассмотрение библейского рассказа о Потопе в качестве мифа и легенды позволяет избежать неудобных вопросов со стороны ученых и заняться извлечением из Библии смыслов и нравоучений, приемлемость которых для современного человека, конечно, не очевидна.

Барт Эрман подсказывает, что

«мифы, прочитанные как мифы, а не научные или исторические заметки, могут преподать поучительные уроки».

Библейский миф о потопе тоже весьма поучителен. Полагаю, что Яхве представлен здесь в виде мстительного и импульсивного божка, который

«пожалел, что создал на земле человека, горечью наполнилось Его сердце, и Он сказал: «Я смету с лица земли всех людей, которых сотворил, а вместе с ними и скот, и зверей, и птиц. Я жалею, что создал их» (Быт 6.6-7).

Мне не понятно, зачем Яхве потребовалось вместе с негодяями уничтожать невинных животных и детей. Всех.

Вдыхая запах жертв, Господь сказал Себе: «Впредь не буду Я насылать на землю проклятие из–за людей. Хотя их мысли с самой юности устремлены к злу, Я не стану больше истреблять все живое (Быт 8.21).

Почему в библейском предании, в отличие от вавилонского, в ковчеге не спасаются те работники, которые помогали строить ковчег?

Отмечу, что прототип Ноя в конце постройки корабля напоил всех работников пивом, будто дождем с неба.

А еще меня изумляет смена настроения Яхве после обоняния дыма от принесенных в жертву животных.

Всё так просто?

Зачем тогда было всех убивать? Чтобы уничтожить зло на земле?

Но это недостижимая цель. Как в допотопном человечестве, так и у потомков Ноя «мысли с самой юности устремлены к злу». Потоп ничего не исправил.

Вот и весь поучительный урок библейского мифа о потопе, представленного как мучительный геноцид населения и бессмысленное уничтожение животных и птиц.

Если бы исторический персонаж в гневе решился бы уничтожить преступников вместе с детьми и животными, его бы заклеймили как садиста и безумца. Или Яхве всё можно?

В чем тогда здесь нравственное назидание?

Может быть, Яхве раскаивался не только в создании людей, но и в своем решении наслать на них потоп?

Впредь Бог решил не повторять водного потопа. Теперь он угрожает людям не водой, а огнем:

«тогдашний мир, затопленный водой, был уничтожен. А нынешние небеса и земля сохраняются для огня, и их сберегают для Дня Суда и гибели безбожных людей» (2 Пет 3.6-7).

Источники

  1. Акимов  В.В. Библейское повествование о потопе (Быт.6-9) и древняя ближневосточная литература
  2. Андреев И. М. Православная апологетика. – М.: Изд. Сретенского монастыря, 2006. — 192 с.
  3. Борг Маркус. Бунтарь Иисус: Жизнь и миссия в контексте двух эпох. — М.: Эксмо, 2009
  4. Бультман Р. Новый Завет и мифология. Проблема демифологизации новозаветного провозвестия
  5. Деяния богов: Когда вверху…» — «Энума элиш» // Когда Ану сотворил небо. Литература древней Месопотамии / Пер. с аккад., сост. В. К. Афанасьевой и И. М. Дьяконова ; Институт востоковедения РАН. — М.: Алетейа, 2000
  6. Джон X. Уолтон, Виктор X. Мэтьюз, Марк У. Чавалес. Библейский культурно-исторический комментарий. Ветхий Завет. URL: http://azbyka.ru/otechnik/Biblia/biblejskij-kulturno-istoricheskij-kommentarij-vethij-zavet/
  7. Емельянов В. «Изучая шумеро-аккадские тексты, становишься и сам немного шумером». URL: https://polit.ru/article/2012/11/13/babylon/
  8. Емельянов В.В. Древний Шумер : Очерки культуры. — СПб. : Азбука-классика : Петерб. Востоковедение, 2003
  9. Козлов Максим, прот. 400 вопросов и ответов о вере, церкви и христианской жизни. URL: http://www.pravoslavie.ru/sretmon/izdatel/400vopr.htm
  10. Крамер С.Н.  История  начинается  в  Шумере.  М.,  1965
  11. Крамер Самюэль. Шумеры. Первая цивилизация на Земле. — М.: Центрполиграф, 2020
  12. Кроссан Д.Д. Библия. Ужас и надежда главных тем священной книги. — М.: Эксмо, 2015
  13. Манин Евгений. Всемирный потоп от Арарата до Филадельфии https://www.chayka.org/node/279
  14. Ноев ковчег: правда и вымысел. URL: https://naked-science.ru/article/nakedscience/noev-kovcheg-pravda-i-vymysel
  15. Риннекер Фритц, Майер Герхард. Библейская энциклопедия Брокгауза. — Paderborn, 1999
  16. Тайны Библии: всемирный потоп URL: https://radiovera.ru/tajny-biblii-vsemirnyj-potop.html
  17. Энрико Гальбиати. Алессандро Пьяцца. Трудные страницы Библии. Ветхий Завет. URL: http://agnuz.info/app/webroot/library/334/509/
  18. Эрман Барт Д. Библия. Историческое и литературное введение в Священное Писание. — М., 2015

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: