Простые эфиры: ложь о демографии 

Простые эфиры: ложь о демографии 

С некоторых пор Церковь озаботилась вопросами демографии. Евангелисту Иоанну или игумену VII века в голову бы не пришло полемизировать о чадородии и стимулировать рождение младенцев, ведь Церковь и христианство совершенно не об этом. Когда Христос говорил о рождении свыше, почтенный фарисей воспринял это в биологическом смысле: как предложение «войти в утробу матери своей и родиться» (Ин.3:4). Но задача Церкви изначально была совершенно иной: помогать людям из плоти и крови стать «чадами Божими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин.1:12,13).

По всей видимости, семейная тема церковным мейнстримом поднимается в соответствии с требованием настоящего времени. Таков идеологический запрос сверху.

В качестве примера работы в этом направлении современных церковных спикеров рассмотрим идеи и тезисы авторской программы Игоря Петровского «Простые эфиры» Демография (1 и 2 части).

Автор сценария и ведущий — Игорь Павлович Петровский. Образование: Санкт-Петербургская духовная академия, Богословская аспирантура при Отделе внешних церковных связей. Магистр богословия Женевского университета, магистр истории государственного университета г. Лампетер (Великобритания), докторант университета г. Фрибурга (Швейцария). С 2012 года по приглашению митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия пресс-секретарь Главы Донской митрополии, главный редактор ежеквартальника «Вестник Донской Митрополии».

Логика Петровского в «Простых эфирах» настолько ущербна, что её легко обратить против него самого: его можно было изобразить эгоистом, погрязшим в удовольствиях (возможно, даже гомосексуальных), ведь в 44 года он, будучи женатым человеком, так и не обзавелся детьми. Но мы не будем опускаться до его уровня и пойдем другим путем.

Программа авторская, но основные идеи и цитаты, по всей видимости, были позаимствованы автором из статьи Ивана Лещука «Почему разрушилась римская империя?», опубликованной со знаком ©  Copyright в 2010 году[1].

***

«Семья начинается с детей. А до этого она просто эгоизм на двоих»

«В христианском понимании брак не есть средство для достижения некоторых целей, например продолжения человеческого рода, но имеет цель в самом себе»[2]. В древности вступали в брак уже в подростковом возрасте. До достижения 40-летнего возраста многие умирали. Впрочем, массово умирали и их дети, не успевая достичь совершеннолетия. В настоящее время средняя продолжительность жизни во многих развитых странах превышает 80 лет. Некоторые наши современники в 40 лет, как говорится, лишь начинают жить. Около 15% семейных пар страдают бесплодием. Многие не могут позволить себе завести ребенка в условиях крайней нищеты. Конечно, в таких семьях не будет детей, но называть их отношения эгоистичными нельзя. Равно как и само по себе наличие детей не стоит восхвалять в панегириках.

Это проект «Простые эфиры». Говорим о делах семейных и о том, что пытается их расстроить.

В Русской Церкви нет ответов на глобальные вызовы. Вместо этого активизирован поиск «врагов» как внутри Церкви, так и снаружи. Уже десятилетиями распространяется миф о темных силах и некой закулисе, которая уничтожает современную семью. Возможно, это проявление апофении, когда люди ищут закономерности и взаимосвязи там, где их нет. Или же тут поиск простых решений для «простых эфиров»: кто виноват и что делать. В таком случае мы рискуем не увидеть всей сложности процесса.

Тема семьи является ключевой для благополучия всего общества… для цивилизации.

Здесь нет вариантов, а рассматривается лишь одна причинно-следственная связь: состояние семьи влияет на социум. Совершенно не рассматривается значимость социально-экономических условий жизни конкретной семьи. С точки зрения научного анализа все дальнейшие рассуждения ущербны.

И примеров тому предостаточно.

Если примеров предостаточно, то почему бы их хотя бы не перечислить? Например, можно было бы проанализировать гендерные роли различных культур мезоамерики, а также привести «доказательства» того, что нетрадиционные сексуальные отношения якобы уничтожили эти великие цивилизации. Очень жаль, что мы не услышали о подробностях сексуальной жизни доколумбовых народов мезоамерики (тольтеки, майя, сапотеки и ацтеки).

Вот была когда-то великая империя. Римская империя. Античная цивилизация. Римский колосс рухнул. И нет, не варвары его источили, не экономические проблемы и даже не пресловутая тирания, хотя, в учебниках так и напишут.

Подобный выпад в сторону учебников истории и обществознания является либо дерзновением, либо дерзостью. В первом случае необходимы основательные научные исследования и попытка таковые учебники переписать. Во втором случае нам остается лишь пожалеть слушателей очередного лженаучного шума.

Но Рим прекрасно справлялся со всеми этими проблемами на протяжении многих и многих веков.

К сожалению, господин Петровский не указывает временные рамки для своего анализа истории римской империи. В таком случае невозможно серьезно обсуждать какой-либо аспект жизни античного общества.

Погубили римскую цивилизацию дела семейные. А остальное было лишь следствием.

Этот тезис представляет собой предельное упрощение в описании причин падения Римской империи.

В «Истории упадка и разрушения Римской империи» историк Эдвард Гиббон выделяет основные тенденции в жизни римского общества, которые привели к разрушению столь мощного государства. Римляне неумеренно предавались низменным утехам и вели распутный образ жизни. Римская аристократия, риторы и актеры театров высмеивали семейные ценности, называя идеалы традиционной семьи глупым пережитком прошлого.

Действительно, в своем труде Гиббон «выделяет основные тенденции», упоминает в их числе и распутство, но господин Петровский в данном случае использовал приемы ложного и выборочного цитирования. Для нейтрализации этой уловки требуется тщательная проверка и перепроверка фактов, цитат и их источников.

«В течение счастливого периода, продолжавшегося более восьмидесяти лет, делами государственного управления руководили добродетели и дарования Нервы, Траяна, Адриана и двух Антонинов. Затем, со времени смерти Марка Антонина, раскрываются главные причины упадка и разрушения империи».

Каковы же критерии этого «счастливого периода»? Он был «золотым веком» для христиан? Для деторождения? Или же речь идет о «безопасности империи»?

Гиббон пишет, что в это время «как жители провинций, так и сами римляне живо чувствовали, как заметным образом стал умножаться человеческий род». Но описывать происходящее, не значит объяснять. Хотелось бы понять, что стимулировало увеличение населения империи в это время: влияние христианства или избавление жителей «от страха будущих опасностей»? А может, именно в этот период отсутствовала пропаганда гомосексуализма?

Английский историк продолжает: «в этом всеобщем благосостоянии кроются зачатки упадка и разложения… провинции стали пустеть и постепенно погрузились в вялую безжизненность домашних интересов». Получается, что не разрушение института семьи, а напротив, семейная безмятежность стала «тайным ядом» для империи. Кстати, в качестве примера внутреннего разложения Гиббон указывает на ослабление дисциплины: император Север позволял солдатам «жить в лагерях в праздности вместе с женами».

В цитируемой книге Гиббон обвиняет в гибели империи само христианство: «упадок могущества римлян не говорил в пользу новой религии… Введение, или, по меньшей мере, употребление во зло, христианства имело некоторое влияние на упадок и разрушение Римской империи. Духовенство с успехом проповедовало теорию терпения и малодушия; добродетели, основанные на предприимчивости, считались бесполезными, и последние остатки воинственного духа были похоронены в монастырях, а деньги, которые должны были идти на жалованье солдатам, тратились на нужды праздной толпы из лиц обоего пола, у которой не было никаких достоинств, кроме воздержанности и целомудрия. Падение Римской империи было ускорено обращением Константина в христианство. Самые глубокие раны были нанесены империи во время малолетства сыновей и внуков Феодосия, а когда эти неспособные императоры, достигли возмужалости, они отдали церковь в руки епископов, государство в реки евнухов, а провинции — в руки варваров».

Гиббон нигде не утверждает, будто Церковь поддерживала так называемую семейную нравственность: «так как чувственные влечения считались преступными, а брак допускался лишь ради человеческой немощи, то отцы церкви считали безбрачное состояние за самое близкое к божескому совершенству… Новообращенные, по-видимому, отказывались от своей семьи и от своего отечества для того, чтобы связать себя неразрывными узами со странным обществом» христиан. Неужели умножение девственников и появление тысяч монашествующих способствовало увеличению деторождения в Римской империи?

Христиане не брали дела империи в свои руки: «Деловые занятия были противны христианам… они отказывались от всякого деятельного участия в гражданском управлении или в военной защите империи. Христианин не мог принять на себя звание воина, должностного лица или государя, не отказавшись от своих более священных обязанностей. Это холодное или даже преступное пренебрежение к общественному благосостоянию».

Какие же важные факторы падения империи не упомянул г-н Петровский после изучения труда Гиббона?

«Из всех наших страстей и наклонностей жажда власти есть самая высокомерная и самая вредная для общества», — писал Гиббон.

Гибели империи способствовали «аристократы, тратившие свои состояния на чрезмерную роскошь… которые предавались без всякой меры порокам и безрассудствам… Они соперничают друг с другом в пустом чванстве титулами и прозвищами… Из тщеславного желания увековечить память о себе они изображают себя в бронзовых и мраморных статуях и бывают довольны, когда эти статуи обкладываются досками из золота… теперешняя знать измеряет величие своего положения и свое значение вышиной своих колесниц и тяжестью своих великолепных убранств. Ее длинные шелковые и пурпуровые одежды развеваются от ветра. В сопровождении свиты из пятидесяти слуг они проезжают по улицам с такой скоростью, с какой ездят на почтовых… они надменно уклоняются от приветствий тех сограждан, которые допускаются лишь к целованию их руки или их колен… выбирают по своему вкусу одежды из такого гардероба, которого было бы достаточно для двенадцати человек, и сохраняют до самого отъезда тот надменный тон… Во время загородных поездок (до их роскошных вилл) вся домашняя прислуга сопровождает своего господина. Багаж и гардероб едут впереди, а непосредственно вслед за ними идет масса поваров и низших должностных лиц… Приобретение знаний редко интересует аристократов, ненавидящих все, что может причинять им усталость…

Нужда в деньгах, которая бывает неизбежным следствием чрезмерной роскоши и как бы наказанием за нее, нередко заставляет вельмож прибегать к самым унизительным приемам».

Полагаю, что такое описание из IV века вызывает у российского читателя живые ассоциации с олигархами и… митрополитами.

Секретарь митрополита Меркурия несколько раз упомянул полы с подогревом. И действительно, в Древнем Риме «непрерывная струя горячей воды лилась в обширные бассейны, и самый последний из римлян мог ежедневно покупать за небольшую монету пользование такой роскошью… Из этих великолепных дворцов толпами выходили плебеи, которые проматывали на игру скудные средства существования своих жен и детей и проводили ночи в трактирах и непотребных домах, предаваясь самому грубому разврату».

Итак, римляне, будучи семейными людьми, тратили деньги на термы, проституток и конские скачки: «Зрители, иногда доходившие числом до четырехсот тысяч человек, с напряженным вниманием следили с утра до вечера за лошадьми и колесницами». Еще один важный аспект крушения империи — обнищание населения и «квартирный вопрос»: «наемная плата за квартиры была чрезмерно велика; богачи приобретали за огромные суммы землю, на которой строили свои дворцы и разводили сады, но главная масса римского населения теснилась на небольшом пространстве».

«Римская империя не обладала духовной основой. Варвары лишь довершили разрушение. Глубокие внутренние причины: «культура и личность со слабой внутренней основой могут выдержать напряжение лишь пока оно не слишком велико. Но когда возникает повышенное давление, а достаточно прочного фундамента не обнаруживается, уничтожение их становится вопросом лишь времени, и зачастую, совсем не долгого».

После Гиббона господин Петровский приводит в прямом соответствии с рассуждениями Ивана Лещука цитату из книги Френсиса Шеффера (1912-1984) – американского евангелиста, богослова и литератора. Странный авторитет для православного зрителя.

Нам пытаются внушить мысль, будто все «римляне неумеренно предавались низменным утехам и вели распутный образ жизни». И якобы заразительный пример римской аристократии, риторов и актеров подорвал в народе семейные ценности, в результате чего буквально каждый житель римской империи не обладал духовной основой.

Но это не так. Подавляющее большинство населения Древнего мира составляли низшие классы. Тонкая прослойка аристократии – римские сенаторы; следующий уровень, так называемые «всадники»; а также местная элита городов империи, – вместе составляли чуть больше 1% населения, а от 80 до 90% населения империи составляли крестьяне. Совершенно непонятно, как аристократия Рима могла повлиять на семейные устои в сельской местности.

«Римляне поздно поняли, что мощь государства неотделима от этики граждан. Что поддержка семьи это естественный фундамент общества и силы в первую очередь надо тратить на их благополучие, а не на забавы дурных гетер. Но было уже поздно. Давление было слишком велико, а фундамент, на котором стояла империя, сгнил в развлечениях, сластолюбии и похотях.

Период чрезмерной эротизации римского общества совпадает с периодом демографического упадка (голос за кадром)

Каковы же критерии «чрезмерности эротизации»? Речь идет о христианских критериях? Или мы должны сравнить уровень эротизации в Риме III века до н.э. с временами падения Западной Римской империи? Ответов нет. И где доказательства влияния сексуальных утех высших слоев с гетерами на демографию в сельской местности, жители которой имели патриархальное сознание? Кто сказал, что греческие гетеры были продажными женщинами?

Но  попытки предпринимались… Были еще знаменитые законы двух консулов Папия и Поппея, которые решили накладывать штрафы на холостяков

Закон Папия и Поппея был принят в эпоху ранней Римской империи. Получается, семейный уклад римлян уже тогда не укладывался в рамки «семейных ценностей». В Древней Греции была семья современного европейского типа, как и в Древнем Риме. Это 1-2-3 ребенка. Как и сейчас, в античное время мужчины не спешили вступать в брак. Древнегреческий философ Платон считал самый удобный возраст мужчины для брака — 30-35 лет («Законы», VI, 785b), а Гесиод прямо советовал мужчине: «До тридцати не спеши ожениться» (Гесиод. Теогония. Труды и дни). Аристотель в «Политике» одобрял родителей, вступающих в брак в «цветущем возрасте», т.e. до пятидесяти лет. К семейным узам было довольно прохладное отношение. Брак не заключался «по любви» и имел формальный характер. Его основной целью было рождение законных наследников.

По иронии судьбы сами эти консулы были холостяками

Напомню, что сам господин Петровский не имеет детей. Видимо, тоже по иронии судьбы.

«Продолжительность жизни народа, государства, цивилизации напрямую зависит от того, в каком состоянии находится вопрос о семье. Если дела семейные идут неважно, если ценность брака понижается, деторождение не в почете, а многодетность вообще вызывает усмешки, то такое общество неминуемо движется к своему закату. И ни умные законы, ни сильная армия, ни продвинутые технологии ничего не смогут сделать»

Бездоказательное утверждение. Для поддержания численности населения на одном уровне необходим коэффициент рождаемости, по крайней мере, 2.2 на одну женщину детородного возраста. Такое общество не обязательно движется к своему закату, особенно, если в нем действуют умные законы, продвинутые технологии и сильная армия. Такова ситуация в развитых странах.

Откуда сегодня берется культура пустой колыбели?

Очевидно, что ответ на это вопрос зритель должен искать в авторской программе «Простые эфиры» 14 от 27.03.2020 с названием «Демография 2».

***

Рим пал, вернее, сгнил изнутри.

Апостол Павел — римский гражданин и очевидец тех событий — со стыдом описывает в своем послании к римлянам нравы соотечественников: «женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим.1:26-28).

Какие же выводы должен сделать зритель из сочетания слов о гибели Рима с цитатой из Нового Завета? Возможно, следующие:

1) Рим сгнил и пал из-за распространения гомосексуализма. Это неправда.

2) Бог является противником гомосексуальных отношений. С точки зрения Господа — это срам и заблуждение, «contra naturam» — «противоестественное». Это традиционное, но не единственное толкование данного текста. «Сексуальная природа определена химией, мозгом, и гормонами. Очевидно, Павел никогда не сталкивался с вопросом, с которым мы имеем дело сегодня. Да, конечно, сексуальное действие следует за сексуальной природой, но чем и кем определяется сексуальная природа? А что, если гомосексуализм для одних так же «естественен», как гетеросексуализм для других? И вспомните, конечно, что Павел, и предположительно его современники, находил длинные волосы у мужчин и короткие волосы у женщин «против природы» в 1 Кор. 11:14-15. Мы бы, конечно, назвали это суждением, обусловленным временем и местом, локальной культурой, а не природой и Богом»[3].

3) От рождения людям присуще влечение лишь к лицам противоположного пола. Это — «естественное». Фактически, это не так.

4) Сексуальные предпочтения являются результатом свободного выбора людей. Каждый может «заменить естественное употребление противоестественным», либо не делать этого. Доказательств этому не существует.

5) Пропаганда гомосексуализма погубит западную цивилизацию. Это ложное пророчество.

«Римляне перестали считать семью какой-то ценностью, они весело и беззаботно проводили последние времена. Так сказать, брали от жизни всё. За 80 лет до финала этой римской эпопеи количество граждан империи уменьшилось почти в два раза. Убыль граждан восполнялась притоком рабов и наемников — мигрантами, которые в итоге и прихлопнули весь этот великий римский проект».

Интересно, о каких римлянах здесь идет речь? Об аристократах Рима или о миллионах крестьян?

Откроем вновь труд историка Э.Гиббона: «продолжительный и всеобщий голод был неизбежным последствием хищничества и угнетений. Вслед за голодом распространилась страшная моровая язва, которая свирепствовала без перерыва с 250 по 265 г. во всех римских провинциях, во всех городах и почти во всех семьях. В течение некоторого времени в Риме умирало ежедневно по пять тысяч человек, и многие города, спасшиеся от нашествия варваров, совершенно опустели… Войны, моровая язва и голод истребили в несколько лет половину человеческого рода».

Подобным образом указанный период описывает и Барт Эрман: «284 год н. э. обычно считается конечной точкой серьезных потрясений, известных как «кризис III века» – полустолетия, наполненного государственными переворотами, убийствами и захватами власти, в течение которого на троне сменился двадцать один законный император и тридцать восемь узурпаторов»[4].

Слова господина Петровского снова приходится отнести к категории ложного цитирования. Гибель миллионов жителей римской империи была спровоцирована войнами и дворцовыми переворотами, алчностью властителей, повлекшей голод и эпидемии. Среди причин этой катастрофы невозможно увидеть какое-либо влияние гомосексуализма.

Наш век не просто похож на последние римские времена. Он в чем-то с точностью их копирует.

Спекуляция, передергивание и демагогия…

Прошло почти 2000 лет. Экономическая база, социальная реальность, этика, быт, наука, культура — все совершенно другое. Какая может быть точная копия? Любой историк знает, что в истории нельзя прибегать к глобальным аналогиям, особенно когда речь идет об обществах, разделяемых тысячелетиями. Это прием, которым охотно пользуются пропагандисты.

 «Страны Евросоюза испытывают сегодня масштабный демографический кризис (голос за кадром)

Снижение рождаемости в развитых странах — это факт. Но искать его причины необходимо не в мифологемах, а в данных наук об общественных процессах.

Почему благополучная Европа умирает. Вот как ни странно, главный ответ на этот вопрос тщательно скрывается.

«Мировая закулиса» скрывает правду о причинах снижения деторождения в Европе? Отнюдь, нет. Любой пользователь Интернета может ознакомиться с результатами соответствующих исследований. Например, посмотрев ролик анимационной студии Kurzgesagt «Перенаселение – Объяснение демографического взрыва»[5].

Вместо него тиражируются различные фейки, главный из которых фейк об экономических проблемах как основной причине пустой колыбели.

Не станем удивляться: для господина Петровского тема фейков — излюбленная. Масса его выступлений посвящена разоблачению «самых изысканных фейков»: «современная политика как фейк», «фейки о Церкви», фейки…

«Автор книги «Пустая колыбель» Филипп Лонгман приводит целый ряд экономических причин, которыми принято объяснять современный демографический кризис. Однако, по его мнению, это лишь банальные отговорки, за которыми скрываются подлинные мотивы низкой рождаемости. Основные причины пагубных демографических тенденций заключаются в изменении менталитета. Благодаря современной культуре и нравственной распущенности молодые люди утрачивают интерес к ценностям семьи и брака. По словам Лонгмана, для того, чтобы вернуть культуру рождаемости придется восстановить нравственный порядок, который, однако, не совместим с современными взглядами и вкусами» (голос за кадром)

Противоречивые лозунги. Если «нравственный порядок» уже «несовместим с современными взглядами и вкусами», какой смысл об этом говорить? А если интерес к ценностям семьи и брака зависит от современной культуры — её необходимо отменить/изменить/отформатировать? Нужное подчеркнуть.

В Европе есть очаги высокой рождаемости. Это ее мусульмане. Сюда же можно отнести и страны, где доминируют консервативные взгляды на семью, там, Мальта, Словакия.

На самом деле за 70 лет общий коэффициент рождаемости в Словакии упал с 28.59 до уровня 10.32. Это чуть выше, чем в Нидерландах (10.1). Соответственно, в Мальте с 30.1 до 9.8. Это чуть выше, чем в Германии (9.5). И еще вопрос: если Греция, входят в ТОП-10 стран с самым низким числом новорожденных на одну женщину (7.5), неужели это означает, что там не «доминируют консервативные взгляды на семью»?

Интересно, что развитые и богатые страны Евросоюза испытывают самые острые демографические проблемы.

На демографические процессы в XX-XXI веках влияет уровень смертности, гигиены и медицинского обслуживания в конкретной стране.

Весь мир проходит через четыре стадии демографического перехода. Развитые страны уже прошли через это. В то время как развивающиеся страны проходят прямо сейчас.

Европа была на первом этапе демографического перехода в XVIII веке. Тогда рождалось много людей, но значительная их часть умирала, поэтому прироста населения практически не было. У женщин было 4-6 детей, но обычно только двое из них доживали до зрелости. Затем в Великобритании наступила промышленная революция. Массово производились промышленные блага, которые стали широкодоступными. Наука процветала, что привело к развитию транспорта, связи и медицины. Со временем этот процесс не только создал средний класс, но также повысил планку уровня жизни и здравоохранения для бедных слоев населения.

Начался второй этап перехода. Благодаря улучшению продуктов питания, гигиены и медицины, уровень смертности понизился, особенно в младшем возрасте. Результатом стал демографический взрыв, удвоивший население Великобритании в период с 1750 до 1850 гг. Основная причина многодетности в семье — высокая детская смертность. Теперь эта угроза исчезла.

Начался третий этап перехода. Рождалось меньше детей и рост населения замедлился. В итоге установился баланс. Люди стали меньше умирать, но понизилась также и рождаемость.

Уровни смертности и рождаемости стабилизировались. Великобритания достигла четвертого этапа перехода.

В этих переходах нет никакой мистики и чудес.

Дети, рожденные во время демографического взрыва 70-80 гг. ХХ века сейчас сами выращивают детей. В среднем у них значительно меньше детей, чем у их родителей. Сегодня среднее значение — 2.5, а 40 лет назад этот показатель достигал 5. Так происходит во всех странах[6].

Главная проблема — это утрата европейцами своей религиозной идентичности. Дело в том, что при потере религиозных смыслов очень трудно найти достаточные доводы в пользу семьи и рождаемости.

Ложный и утопичный тезис.

Интересно, где же стоит современнику искать религиозные смыслы? В нехристианских традициях? Это трудно предположить, слушая секретаря митрополита.

В христианстве? Но, согласно Гиббону «монашество противоестественно: легковерная девушка нарушает законы природы, а стремившаяся к воображаемому совершенству матрона отказывается от добродетелей семейной жизни». Добавим еще, что вопреки ожиданиям своих родственников и ближних, основатель Церкви — Иисус Христос — не вступил в брак, а в возрасте 30 лет вдруг бросил работу ремесленника и покинул родную деревню. Родственники подумали, что Иисус сошел с ума (Мк.3:21). Между прочим, до Христа свою проповедь начал Иоанн Креститель, который не только не женился, но и вопреки традиции не стал священником. А может идеалам семьи, любви и верности стоит учиться у легендарных Петра и Февронии, которые умерли бездетными?

Поэтому семья и дети объявляются исключительно экономическим вопросом. И вот на этом строится весь фейк о демографии. Потому что ни одно государство в истории не смогло в законодательном или просто экономическом порядке повысить рождаемость. Когда общество перестает чтить традиционные семейные ценности, полы с подогревом не спасают.

А кто сказал, что множество детей в семье — это благо? Зачем нужно непременно повышать рождаемость?

Желание или нежелание рожать — это история не про деньги. Хотя, вот сегодня подобная установка стала не просто фейком, она стала настоящим символом веры секулярного мировоззрения. Но будем честны, в этом фейке есть доля правды. Чтобы содержать стареющее и достаточно долго живущее население Европы требуются огромные средства. В результате заработная плата значительно уменьшилась. Это порождает у населения апатию по вопросу создания семьи и рождения детей. Вот и замкнулся наш круг.

Это неправда. Снижение рождаемости в развитых странах — это закономерный процесс, связанный с достижением четвертого этапа демографического перехода..

На протяжении многих веков основной силой, которая оберегала семью, была религия. А затем религию вытеснили. И в центр жизни поставили новых богов: удовольствие и индивидуализм. Эти новые боги, естественно, после себя оставили пустую колыбель.

Это не так. Большинство стран уже достигли четвертого этапа, независимо от религиозности.

Например, Бангладеш: в 1971 у средней женщины было 7 детей, но 25% из них умирало, не дожив до 5 лет. В 2015 г. смертность снизилась до 3.8% и в среднем у женщины теперь там 2.2 ребенка.

У развитых стран ушло 80 лет на снижение рождаемости с более, чем шести детей, до менее, чем трое. Малайзия и Южная Африка сделали это за 34 года. У Бангладеша на это ушло 20 лет. А у Ирана всего лишь 10 лет.

Процент людей, живущих в условиях крайней нищеты, никогда не был столь низок, как сегодня. Прирост населения придёт к концу. ООН считает, что население Земли никогда не превысит 12 миллиардов человек[7].

И пока нам будут пудрить мозги, простите, и внушать, что всё это про экономику, мы бесконечно будем искать выход из этой истории не через то место.

Не отвлекаемся! «Будем искать выход из этой истории не через то место». Если мне не отказывает память, эту фразу про «пудрить мозги» и «выход не через то место» озвучивает автор курса «Библейская филология в поисках смысла» Южного федерального университета. В последнее время подобные скаредные высказывания пресс-секретаря донского митрополита стали бросаться в глаза[8].

Далее голос за кадром повествует про мигрантов, но видеоряд зачем-то изображает ЛГБТ-сообщество, а также гей-семью с ребенком.

В ответ я бы предложил именно здесь произнести фразу господина Петровского: «Ну, здесь же на лицо манипуляция сознанием людей». Ведь попытка призвать ЛГБТ-сообщество к ответственности за снижение рождаемости — это однозначная демагогия.

Подобные страшилки, в которых геи пытаются догнать и изнасиловать гетеросексуального мужчину или же усыновить мальчика и предложить ему женскую одежду появляются на российском телевидении аккуратно накануне выборов и плебисцитов. Например, фильм Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Византийский урок» был создан и показан «перед предстоящими выборами путинского преемника Медведева»[9]. В нем, конечно, не обошлось без запугивания россиян   гомосексуализмом.

Ах, да. «Простые эфиры» были подготовлены перед голосованием по поправкам в Конституцию.

Боевому авангарду современной культуры, простите, не до забот о потомстве. Либеральная элита себя не воспроизводит. Их огромный бездетный пласт не оставит после себя никакого генетического наследия.

Для чего господину Петровскому эта военная риторика? «Боевой авангард»? Кто-то с кем-то воюет? Снова проявление апофении? Или чего-то другого? Ведь подобный упрек нецерковный человек может обратить к епископам, монахам и священникам-целибатам, одиноким кандидатам богословия и бездетным пресс-секретарям.

По мнению социолога Родни Старка в последнее столетие существования римской империи христиане имели чуть больше детей и жили чуть дольше, чем занятые своими развлечениями язычники. Благодаря этому, казалось бы, ничтожному демографическому перевесу маргинальное движение последователей Иисуса из Назарета на протяжении столетий мало-помалу теснило язычников и со временем превратилось в господствующую культурную силу для всего римского мира.

Действительно, в 1996 году Родни Старк опубликовал популярную книгу, озаглавленную «Восход христианства». В ней он объяснял те социологические факторы, которые, по его мнению, привели к победе христианства в римском мире. Специалисты по истории раннего христианства приняли эту книгу не слишком хорошо: они отмечали многочисленные погрешности в рассуждениях Старка, особенно в его некритическом использовании древних источников[10].

Догадка Родни Старка, будто «в последнее столетие существования римской империи христиане имели чуть больше детей и жили чуть дольше» не внушает доверия с учетом ограниченности периода и массовой гибелью жителей от войн, голода и эпидемий.

«Для роста христианской Церкви существовало множество факторов, для нас сейчас неощутимых и невычислимых. Быстро ли умирали христиане в сравнении с населением в среднем? Больше ли рожали? Сокращалось ли число христиан в результате гонений? Некоторые ученые, в том числе и сам Старк, пытаются рассматривать и эти факторы; однако, по сути, они, скорее всего, неважны. Давно показано, что эти пропагандистские заявления не стоит принимать за чистую монету. Христиане рождались и умирали примерно так же, как и все прочие люди»[11].

Барт Эрман отрицает значение деторождения для триумфа христианства в IV-V веках. Он считает, «что если бы христианство просто продолжало расти – теми же темпами, как во время обращения императора, или даже медленнее – рано или поздно оно все равно одержало бы победу. Победа христианства не требовала божественного вмешательства. Она требовала лишь постоянного роста числа обращенных: день за днем, обращенный за обращенным, – в течение трехсот лет. Если бы не обратился Константин – обратился бы какой-нибудь следующий император».

В своей книге Эрман приводит свои расчеты, несколько уточняя данные Родни Старка: «цифры Старка по многим причинам нуждаются в уточнении, но основной его тезис представляется совершенно верным: победа христианства над языческими религиями в Риме не требовала чуда или прямого вмешательства с небес.

При этом постоянный рост численности включает в себя экспоненциальную кривую. Поначалу обращается не так уж много новичков. Предположим, что около 100 года в империи было от семи до десяти тысяч христиан. Население империи в целом составляло около 60 млн. человек. Если христиан было десять тысяч, значит, доля их в населении составляла 0,0167 % – одну шестидесятую от процента. Подавляющее большинство римлян о христианах никогда и не слышало. Если к 200-му году христиане составляли 160 тысяч человек, – и это была капля в море: 0,267 %, или чуть больше четверти процента от общего числа населения. Церковь стремительно росла, однако для большинства римлян оставалась совершенно неизвестной величиной. Но скорость роста сохраняется, обращенных становится все больше и больше – и в какой-то момент цифры начинают расти лавинообразно. В III в. число христиан значительно выросло, а к 300-му году в империи было 2–3 миллиона христиан».

«Возможен ли такой рост без чудес? Необходимы ли для него регулярные массовые обращения? На оба последних вопроса ответ – нет. Рост не должен быть ни сказочным, ни даже очень большим – просто постоянным. И ничего невероятного в этом нет. Чтобы тысяча христиан через 260 лет превратилась в шесть миллионов, Церкви достаточно было расти приблизительно на 40 % в десятилетие. А это совсем не так много. Всего лишь 3,4 % в год. В этом году у нас сто христиан, а в следующем их должно стать сто три или сто четыре. Иными словами, в любой группе из ста христиан достаточно, чтобы лишь несколько из них обращали по человеку в год – или, еще лучше, чтобы один из них обращал в год одного человека вместе с семьей.

Вот приблизительная оценка числа христиан в ключевые для движения моменты, начиная с самого начала – с периода сразу после смерти Иисуса:

30 г. – 20 христиан

60 г. – 1000-1500

100 г. – 7-10 тыс.

150 г. – 30–40 тыс.

200 г. – 140–170 тыс.

250 г. – 600–700 тыс.

300 г. – 2,5–3,5 млн.

312 г. – 3,5–4 млн.

400 г. – 25–35 млн.

Для тех, кто не занимается статистикой, эти приблизительные цифры – особенно ближе к концу таблицы, – возможно, выглядят невероятными. Однако это просто результат экспоненциальной кривой»[12].

И сегодня Европе нужно найти просто способ сохранения своих культурных и религиозных идентичностей. И ожидать естественного развития эволюции, в течение которой, как бы сказал старик Дарвин, бездетные и малодетные вымрут как мамонты, доказав тупиковость развития свой ветви.

Ключевое слово здесь — «просто». Выйти из демографического кризиса — просто!

Подведем итоги.

Анализ содержания роликов «Демография» (1 и 2 ч.) многое говорит об интеллектуальном и творческом уровне пиарщиков РПЦ.

В данном случае убожество содержания дополняется убожеством подачи контента. Ведущий позволяет себе кривлянье и манерничание.

Автор сценария выдумал какую-то сказочную «римскую империю» по образцу того, как он представляет себе «ужасную» современную Европу с мигрантами и ЛГБТ-сообществом.

Для этого господин Петровский учился в Швейцарии и хвастается своей образованностью? Неужели на такие низкопробные медиа-проекты необходимо тратить церковные деньги?

[1] Лещук Иван. Почему разрушилась римская империя? URL: https://proza.ru/2010/03/11/176

[2] Давыденков О., прот. Догматическое богословие. — М.: Изд-во ПСТГУ, 2012. С. 569

[3] Борг Маркус. Кроссан Джон Доминик. Первый Павел: Воссоздание радикального провидца из-под иконы консервативной Церкви, 2018

[4] Эрман Б. Триумф христианства. Как запрещенная религия перевернула мир. — М.: Эксмо, 2019

[5] Перенаселение. Объяснение демографического взрыва. URL: https://youtu.be/QsBT5EQt348

[6] Там же

[7] Там же

[8] В Фейсбуке на своей странице Игорь Петровский (Igor Petrovskiy), ничего не стесняясь, публикует нечитабельные фразы. Например, Великим постом (2 апреля 2020 г.) он пишет: «вам подобные ср*ч разводят на до утра… Егор, один тутаевский старец, очень почитаемый в России, в таких неизлечимых как ваш случаях говорил: «сходи, родной, подр…чи и успокойся». Ранее моя прихожанка «Вконтакте» получила во время святок (15 января 2020 г.) такое сообщение от г-на Петровского: «Вы реально болящая или воцерковились через ж*пу?» (скриншот http://orthodoxy.cafe/index.php?topic=657505.40)

[9] Строев С. Медвежий агитпроп в византийском антураже

[10] Эрман Б. Триумф христианства. Как запрещенная религия перевернула мир. — М.: Эксмо, 2019

[11] Там же

[12] Там же

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: