Попы на мерседесах

Попы на мерседесах

На днях увидел в инстаграме toyotarostovug («Тойота Центр Ростов-на-Дону Юг» ) публикацию с фотографией нового кроссовера Toyota RAV4 пятого поколения и счастливого владельца — протоиерея Николая Урывского с супругой.

Мне показалось, что автомобиль такого “брутального дизайна” и немалой стоимости (от 1 917 500 до 2 808 500 р.) будет непременно привлекать внимание прихожан Ростовского кафедрального собора, где служит о.Николай.

Попы на мерседесах
Патриарх Сербский Павел

Ради эксперимента поздравил батюшку в Фейсбуке с обретением такой громадной обновки в наше сложное время.

Лет 10 назад друзья-меценаты попросили совершить панихиду на кладбище, так как я напутствовал перед смертью их родственников. Обещали прислать авто. Когда я в рясе вышел из подъезда, то увидел возле дома огромный автомобиль черного цвета. “Как танк”, — подумал я тогда. Водитель заботливо открыл дверь и мы уехали. Супруга наблюдала за происходящим в окно и позже рассказала, что соседи неодобрительно махали руками в сторону «танка». “Попы на мерседесах совсем обнаглели”, — вот что они подумали. Россиян раздражает не только показная роскошь священников, но и помощь спонсоров.

Еще раньше это поняли католики, вернее, понтифик. В гараже прежних глав католической церкви преобладали премиальные машины, но в последнее время стали пользоваться вниманием бюджетные автомобили. Для повседневных передвижений папа римский Франциск выбрал Ford Focus. В 2019 г. у него в гараже появился кроссовер Dacia Duster (в России продается под брендом Renault).

Попы на мерседесах

Священники знают позицию патриарха Московского и всея Руси Кирилла относительно автомобилей священнослужителей, озвученную в далеком 2012 г.:

«давайте подумаем о том, чтобы мы использовали такие транспортные средства, которые недоброжелатели не будут использовать в качестве повода для дискредитации духовенства… Я призываю вас к умеренности и к разумному подходу, который должен, в том числе снять соответствующее обвинение с церкви и духовенства”. Нередко дорогие машины священникам покупают спонсоры, но и здесь, убежден патриарх Кирилл, необходимо «двадцать раз подумать».

Прошло 8 лет. Что изменилось? Ничего.

Прослужив 15 лет в сане священника, я узнал много про автомашины настоятелей и клириков богатых приходов, которые публично заявляют об отсутствии денег на зарплату сотрудников храма. Один из них катался на Infiniti, у другого под колесами Toyota Land Cruiser Prado в 2015 г. погиб человек. Как говорится, все люди разные.

Я не имею личных претензий к о.Николаю, хотя и не считаю его праведником или идеальным пастырем. В данном случае хотелось понять, какой пример мирянам и священникам являет духовник епархии, то есть тот, кто принимает исповедь у духовенства и дает пастырские советы. А еще работает в Ставленнической комиссии и высказывает мнение о готовности кандидата к принятию священного сана.

Принимая такой дорогой подарок, священник (епископ, наместник монастыря), как мне кажется, нарушает сразу несколько правил. Христос требовал, чтобы ученики отдали имение нищим (Мф. 19:21). Ап. Павел просил христиан не совершать таких поступков, которые могут “соблазнить” немощного в вере собрата (Рим. 14:21). Исключительно резко обличали роскошь и излишества отцы Древней Церкви. Это же повторил патриарх Кирилл применительно к дорогим иномаркам, включая подаренные спонсорами.

Попы на мерседесах
Патриарх Сербский Павел

На публикацию откликнулось сразу несколько священников Ростовской-на-Дону, Шахтинской, Волгодонской и Южно-Сахалинской епархии, включая пресс-секретаря митр. Меркурия — Игоря Петровского (он писал под псевдонимами).

С другой стороны им возражали далекие от Церкви люди, или же ее покинувшие.

Вот как видится диалог РПЦ и общества на примере этой публикации.

Церковные люди не способны признавать ошибки, а также слабости представителей своей группы (группоцентризм). Любые события в РПЦ будто бы нуждаются в тотальной апологии: “У нас всё хорошо, иначе и быть не может”. Самокритика может подорвать у них то самое гипер-уважение к “своей” группе, а это болезненно скажется на самооценке.

Попы на мерседесах

Ответы в комментариях можно свести к следующим шаблонам:

1) старец “заслужил” автомобиль за долгие годы,

2) батюшке машину подарили, это снимает все претензии,

3) человек старый, оставьте его в покое,

4) этот священник — святой жизни человек,

5) критика — это проявление постыдной зависти,

6) закроем тему, ведь критики — сами грешники, учителя мастурбации или даже гомосексуалисты — это полемический переход на личность («поскольку так рассуждает человек заведомо неблагочестивый, мы не можем с этим согласиться…»),

7) машина на фото обычная, это не «Мерседес-Бенц» (настоятельница московского Покровского женского монастыря игуменья Феофания (Мискина) купила Mercedes-Benz S-класса за 9,5 млн. рублей),

8.) у старца много внуков, их нужно катать на большом автомобиле,

9) если критик считает, что священник должен излишки денег тратить на бедных, то он — Иуда, который хотел эти деньги украсть (Ин.12:6) — “сомнительная аналогия”,

10) недопустимо репостить фото священника, которое в инстаграме выставил автосалон,

11) «неужто священник не может машину купить?» — это доведение аргументов оппонента до абсурда («значит, по-вашему получается, что…»),

12) любая критика священнослужителей и ситуации в РПЦ — это информационная война против Христа. Священники могут осуждать атеистов, но не наоборот.

Любопытно, что запрет патриарха Кирилла на покупку подобных автомобилей никого не заинтересовал, кроме “внешних” для Церкви людей. А ведь совсем недавно

«Патриарх Кирилл благословил настоятельнице Покровского ставропигиального женского монастыря игумении Феофании (Мискиной) реализовать находящийся в ее владении автомобиль Mercedes Benz S-класса. Предстоятель Русской Церкви указал, что пожертвования на монастырь необходимо использовать на социальные и благотворительные цели.

Патриарх напомнил о своем благословении всем священнослужителям и монашествующим не пользоваться автомобилями, которые принято относить к роскошным, а необходимые для работы транспортные средства оформлять на обители.

Подобное противостояние “враждебных лагерей” трудно назвать диалогом или даже его подобием. Церковные люди не слышат “внешних” и даже угрожают. Агрессия выдает страх.

Из пособия по когнитивной психотерапии я узнал, что в процессе взаимодействия с людьми у нас порой возникают когнитивные искажения или паттерны ограниченного мышления, иногда сразу все.

Опишу некоторые из них.

1. “Эта публикация несет Церкви только зло” — ФИЛЬТРАЦИЯ. Вы фокусируетесь на негативных деталях, игнорируя все позитивные стороны ситуации.

2. “Здесь хулят святого человека” — ПОЛЯРИЗОВАННОЕ МЫШЛЕНИЕ. Вы различаете только крайние характеристики: черное и белое, хорошее и плохое. Человек должен быть безупречен, в противном случае ждет провал. Среднего не дано, нет места для ошибок.

3. “Тут пишут про всех священников РПЦ” — СВЕРХОБОБЩЕНИЕ. Вы делаете общие выводы на основе единичного случая или факта. Вы преувеличиваете масштабы явления и навешиваете на все негативные ярлыки.

4. “Автор заметки ненавидит о. Николая и хочет ему отомстить” — это т.н. «ЧТЕНИЕ МЫСЛЕЙ». Без объяснений окружающих вы прекрасно знаете, что они чувствуют и почему поступают именно так, а не иначе. Вам также точно известно, что они думают о вас.

5. “Критика Церкви? Это же ужасно!” — КАТАСТРОФИЗАЦИЯ. Вы постоянно ожидаете и представляете надвигающуюся беду. Только узнав о проблеме, вы уже начинаете вопрошать: «А что, если…» Что, если произойдет трагедия? Что, если это случится со мной?

6. “Автор поздравил с приобретением автомобиля? Он обвинил священника в присвоении церковных денег и корыстолюбии” — ПРЕУВЕЛИЧЕНИЕ. Вы преувеличиваете глубину любой проблемы. Вы гипертрофируете масштабы всего плохого, и оно становится огромным и подавляющим все вокруг.

7. “Это была личная обида о. Николаю и мне” — ПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ. Вы полагаете, что все слова и действия окружающих — это реакция на вас. Вы также постоянно сравниваете себя с другими, пытаясь определить, кто умнее, компетентнее, привлекательнее и так далее.

8. “Никто не должен критиковать священников. Ушедшие из РПЦ не могут иметь суждения о ситуации в Церкви. Люди с иными привычками должны молчать (или удалить эту публикацию)” — ДОЛЖЕНСТВОВАНИЯ. У вас есть свод нерушимых правил поведения для себя и окружающих. Те, кто нарушает эти правила, раздражают вас

[Мэтью МакКей , Марта Дэвис , Патрик Фэннинг. Как победить стресс и депрессию. — СПб.: Питер, 2011. – 287 с.].

P.s. Думаю, ситуация не была бы столь драматична, если бы экономическая модель РПЦ не была абсолютно закрытой от обычных людей. Например, как в римо-католических приходах, где священники получают фиксированную зарплату, они обеспечены жильем и автомобилями. Или как в зарубежных приходах РПЦ, где все финансовые потоки находятся в руках Приходского совета, поэтому вопрос о приобретении автомобиля решает не настоятель, а самые уважаемые представители прихода. Спонсору и прихожанину понятно, сколько денег пошло на ремонт крыши храма, сколько на книги для воскресной школы, а сколько на операцию для ребенка священника.

Но в настоящее время такой финансовой прозрачности от Русской Церкви ожидать не приходится.

Это касается и других проблем, которые на системном уровне не решаются. Вместо этого идет “охота на ведьм” и “врагов народа”. Не думаю, что это может помочь народу или организации.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: