Гневливый Старец на небеси?

Гневливый Старец на небеси?

Последние события и катаклизмы поднимают важные богословские вопросы. Правда, что пожары и наводнения в Иркутской области были проявлением гнева Божьего? Неужели пандемия короновируса захлестнула страны, где проживают наиболее нечестивые граждане? Это кара Божия? Как же сегодня люди представляют себе Бога? И как наш ментальный образ Божества соотносится с Ним?

Антропоморфизм (греч. ἄνθρωπος – «человек» и μορφή — «вид, форма») – это усвоение Богу телесных органов и способностей, присущих тварным существам. Тем не менее, кое-кто из читателей Библии имеет склонность приписывать Богу свойства, которые относятся только к человеку. Свт. Иоанн Златоуст пояснял, что антропоморфизмы содержатся даже в Св. Писании, причем причина такого приспособления к человеческому восприятию заключается в человеческом же несовершенстве: «Если из-за того, что Писание говорит: «вдуну в лице его», захотят приписать Богу и уста, в таком случае надобно будет дать Ему и руки, потому что сказано: «сотвори человека»… Не будем придавать значения грубости выражений, но будем иметь в виду то, что причиною такой грубости слов наша немощь. А иначе, то есть, без такого приспособления слов, человеческому слуху невозможно было бы и принять их. Итак, размышляя и о немощи нашей, и о том, что слова (Писания) относятся к Богу, будем принимать эти последние слова так, как прилично говорить о Боге, не приписывая Божеству телесного вида и совокупности членов, но мысля о всем богоприлично»[1].

В настоящее время распространенной формой антропоморфизма являются изображения Бога-Отца на иконах.  Антропоморфный образ Бога Отца святыми отцами всегда отвергался и изображать подобные образы они почитали за невежество. Более того, икона выполняет вероучительные функции, поэтому ложно понятый образ опасен, ибо несет в себе искаженную информацию и становится еретическим.

По словам преп. Иоанна Дамаскина, «невозможно, чтобы был изображаем безколичественный и неописуемый, и невидимый Бог». Только после Боговоплощения этот запрет преодолевается и «неописуемое Божество описуется по человечеству»[2]. Причина того, что божественное Писание «облекает образами Бога» состоит в том, что «мы не в состоянии подниматься до созерцания духовных предметов без [какого либо] посредства, и для того, чтобы подняться вверх, имеем нужду в том, что родственно [нам] и сродно»[3].

Указанное обстоятельство повлияло на стремление иконописцев изображать на иконах не только Богочеловека, но и Бога-Отца (например, на «Новозаветной Троице» или «Отечестве»).

 Большой Московский Собор, собравшийся в 1666-1667 гг. постановил: «отныне Господа Саваофа образ не писать в нелепых и неприличных видениях, ибо никто Саваофа не видел во плоти, а только по воплощении. Только Христос виден был во плоти, как и живописуется»[4]. По отношению к композиции «Отечество» Собор высказывался с большой категоричностью: «Господа Саваофа (сиречь Отца) брадою седа и единородного Сына во чреве Его писать на иконах и голубь между Ними, зело нелепо и неприлично есть, ибо кто видел Отца по Божеству… и Св. Дух не есть существом голубь, но существом Бог есть, а Бога никогда никто не видел, как и свидетельствует Иоанн Богослов Евангелист, только на Иордане при святом крещении Христово явился Св. Дух в виде голубя, и того ради на том месте и следует изображать Св. Духа в виде голубя. А на ином месте, имея разум, не изображать Св. Духа в виде голубя»[5].

Постановлением Святейшего Синода от 1792 года было запрещено на антиминсах изображать Бога Отца, как это было прежде[6].

Несмотря на категоричный запрет, «Новозаветная Троица» по-прежнему фигурирует на иконах и фресках во многих православных храмах — как старых, так и заново восстановленных. Нередко встречается и изображение голубя в треугольнике (или без треугольника), подразумевающее Святого Духа. Упомянутые иконописные изображения не только не соответствуют церковному канону: они таят в себе духовную опасность. Эти образы могут создать у человека впечатление, будто Бог Отец на самом деле «выглядит» как седовласый старец, а Святой Дух как голубь. В данном случае полностью утрачивается катехизический смысл иконы: она внушает ошибочное, ложное представление о Боге, не соответствующее церковному Преданию[7].

Отметим, что не только Бог в сознании человека рисуется по-человечески. Эта проблема касается и ангелов: «Быть может, иной в самом деле подумает, что небо наполнено множеством львов и коней, что там славословия состоят в мычании, что там стада птиц и других животных, что там находятся низкие вещи – и вообще все, что Св. Писание для объяснения Чинов Ангельских представляет в своих подобиях, которые совершенно несходны, и ведут к неверному, неприличному и страстному»[8].

Кроме усвоения Богу телесных свойств и облика человека в Св. Писании Богу приписываются человеческие психические свойства. Это так называемый антропопатизм (от. греч. ἄνϑρωπος – человек и πάϑος – страсть, душевное переживание). Например, преп. Иоанн Кассиан Римлянин утверждал, что Богу не свойственны человеческие чувства и эмоции: «Если эти и подобные места Писания понимать буквально, в грубом чувственном значении; то выйдет, что Бог спит и пробуждается, сидит и ходит, обращается к кому и отвращается от него, приближается и удаляется, — и члены телесные имеет — главу, очи, руки, ноги и под. — Как этого всего без крайнего святотатства нельзя буквально разуметь о Том, Кто, по свидетельству Писания же, невидим, неописуем, вездесущ: так без богохульства нельзя приписывать Ему и возмущение гневом и яростью»[9]. «Когда ты слышишь слова: «ярость и гнев», в отношении к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого: это слова снисхождения. Божество чуждо всего подобного; говорится же так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых»[10].

Клайв Стейплз Льюис отмечал, что «негодование дает нам возможность освящать худшую из наших страстей. Именно оно позволяет нам прибавить «так сказал Господь» к нашим мнениям и чувствам (наверное, именно это и значит «произносить имя Господа напрасно»)». В Ветхом Завете, по словам Льюиса, мы слышим Божий голос, чудовищно искаженный плохим инструментом, человеком. Нет, Бог не смотрит так на Своих врагов, Он «не хочет смерти грешника»[11].

Такие выражения в Св. Писании, как «гнев Божий» или «мерзость пред Господом» необходимо понимать символически и ограничительно, ведь они могли играть свою педагогическую роль исключительно для древних иудеев, а потому не могут использоваться христианами в настоящее время. К примерам таких выражений мы обратимся чуть позже.

Отметим еще пример того, как Бог являет людям не полное знание о Самом Себе:  «в божественных Писаниях есть такой обычай, что Бог делает вид, что Он не знает того, о чем знает»[12]. Иными словами, «Человеколюбивый Владыка принимает вид незнания»[13]. Снова поставим вопрос: отражает ли гнев Божий в Библии вечную и совершенную природу Бога или нет?


[1] Иоанн Златоуст, свт. Беседы на книгу Бытия. Беседа XIII

[2] Иоанн Дамаскин, преп. Первое защитительное слово против порицающих святые иконы URL:  https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Damaskin/tri-zashhititelnykh-slova-protiv-poritsajushhikh-svjatye-ikony

[3] Там же

[4] Деяния Большого Московского Собора 1666–1667 гг. О разных церковных исправлениях. URL: https://azbyka.ru/otechnik/assets/uploads/books/19159/1667.pdf  

[5] Там же

[6] Григорий (Круг), инок. Мысли об иконе. – М.: Аксиос, 2002. С. 33

[7] Иларион (Алфеев), еп. По образу и подобию. Богословие иконы в Православной Церкви. URL: https://www.wco.ru  

[8] Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии

[9] Иоанн Кассиан Римлянин, преп. Борьба с духом гнева

[10] Иоанн Златоуст, свт. Творения. Т. 5. Кн. 1. СПб., 1899. С. 49

[11] Клайв Стейплз Льюис. Размышления о псалмах

[12] Амвросий Медиоланский. Пять книг о вере

[13] Иоанн Златоуст, свт. Беседы на книгу Бытия. Беседа XIX

Опубликовано на портале «Предание.ру»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 1
  1. Михаил Ортодокс

    Дорогой брат Александр,мир тебе и всем твоим родным и близким. Очень внимательно прочитал твою статью » гневливом Боге». Этот вопрос меня занимал очень давно и над разрешением его я долго и мучительно размышлял. И вот однажды мне вдруг открылась вся правота этого утверждения: о гневе, милости, жалости,ярости,скоби и т.д. и т.п. Господа Бога нашего в пресв. Троице сущего: Отца и Сына и Св.Духа. Мне,рабу многогрешному и недостойному была явлена формула ответа на мои вопрошания: » Бог антропоморфен потому, потому что человек — теоморфен «. Человек — есть образ и подобие Божие. Т.е. в человеке есть все эмоции, какие есть в Господе Боге, но только как образ и подобие. А после грехопадения эти эмоции подверглись искажениям, извращениям. Так гнев человеков не творит волю Божию,т.е. гнев становится неправедным. Гнев же Божий творит справедливость и т.д. Немного хочу сказать о св. отцах, говоривших по этому вопросу много неверного. Как правило, многие из них были заражены идеями неоплатонизма, где Бог представлен как бесстрастное, отвлеченное от всего, безразличное Существо. Но это не так. Бог — есть Личность. Личность заинтересованная в происходящем.Личность страстная, а не бесстрастная,как говорили некоторые из них.Поэтому в свящ. БИБЛИИ отражена реальная картина отношения Господа Бога к мiру и всему происходящему в нем,а не иносказания, хотя и они имею место в некоторых случаях. [ с уважением, мгр.рб.Божий Михаил Ортодокс]

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: